И выжить, и коньки не "отбросить"

А1
После разделения перед туринской Олимпиадой в 2006 г. зимних видов спорта на приоритетные (фигурное катание, биатлон, санный спорт, лыжные гонки, фристайл) и неприоритетные (все остальные) одним из "несчастливчиков", попавших во вторую категорию, оказался конькобежный спорт с его разновидностью — шорт-треком. И это при том, что на Украину когда-то приходилась немалая доля союзного конькобежного успеха. Да и в нынешние времена наши ледовые бегуны не пасут задних, и можно только восхищаться украинскими спортсменами, которые, находясь в условиях, далеких от нормальных, продолжают на равных конкурировать с соперниками из более благополучных стран.


О том, как приходится выживать в таких условиях, корреспондент "2000" узнавал у президента Федерации конькобежного спорта Украины (ФКСУ) Сергея Бродовича, вице-президента Виталия Маковецкого и государственного тренера сборных команд Украины по шорт-треку и конькобежному спорту Виктора Харламова.

Без льда — никуда

— Одна из главных проблем, которая мешает нормально функционировать конькобежному спорту в Украине, — отсутствие льда, — говорит Сергей Бродович. — Для того чтобы тренировочный процесс был полноценным, спортсмен должен минимум 8 месяцев в году (4,5 часа в день) стоять на льду. В настоящий момент такой возможности просто нет. Это связано и с проблемой искусственного льда, и с глобальным потеплением, из-за чего практически не бывает льда натурального. Поэтому три года назад мы с большим трудом смогли провести чемпионат Украины, когда мороз был 3 — 4 дня. А в прошлом году организовать подобный турнир не получилось вообще. Естественно, это не может не отражаться на результатах наших спортсменов на международных соревнованиях. Ведь если спортсмен стоял на льду от силы недели три, и в основном такая возможность предоставляется за границей, то требовать от него высоких достижений проблематично. К тому же сейчас почти нет бесплатных катков.

Вспомните: в советские времена чуть ли не в каждом дворе была ледовая площадка, где дети с утра до вечера могли кататься на коньках. Для сравнения: в южнокорейской столице Сеуле насчитывается 1500 площадок. Естественно, когда есть такой колоссальный выбор, когда дети массово стоят на коньках, кто-то загорается желанием заниматься шорт-треком или конькобежным спортом. А когда единицы, как у нас, то выбор небольшой, что, безусловно, влечет за собой еще одну важную проблему — отсутствие потенциала. Плюс ко всему нет должного финансирования со стороны государства. Ведь конькобежный спорт — это не коммерческий вид, не такой зрелищный, как, к примеру, футбол или фигурное катание.

— Тем не менее постоянно читаешь в новостях, что там-то и там-то открылся очередной ледовый дворец...

Виктор Харламов: — Дворцы — слишком громкое название. Идет разговор о строительстве хоккейных "коробок", причем зачастую нестандартных: 28 х 56 м (при стандарте 30 х 60 м). Наличие таких "коробок" позволяет проводить на них массовые катания, зарабатывая при этом деньги на желании людей просто покататься на льду. Занятия же сборной команды по шорт-треку в условиях нестандартной "коробки" невозможны из-за высоких скоростей и опасной близости борта.

Нам часто говорят: набирайте молодежь и занимайтесь. Но опять же, для полноценных и к тому же безопасных занятий новые катки не приспособлены. Представьте себе ситуацию: найдется какой-нибудь папа, ребенок которого получил в процессе занятий травму, и напишет в вышестоящие инстанции, что причиной травмы стало несоответствие катка международным стандартам. А всю полноту ответственности в таких случаях несет тренер.

На сегодняшний день стандартных катков у нас единицы. В Киеве это "Льдинка", где в основном занимается сборная команда страны, есть тренировочная арена в Харькове. Эти катки находятся в собственности государства. Все остальные — частные. Стоимость занятий на "Льдинке" составляет 700 грн./час, на катке ТРЦ "Терминал" в Броварах — 1700 грн. Причем это минимальная цена, которая даже не оговаривается. Потянуть ее мы не в состоянии.

Вообще для того, чтобы спортсмены национальных сборных, причем не только по конькобежному спорту, но и фигуристы, хоккеисты могли иметь условия для полноценных тренировок, каток должен быть на балансе государства. Если же лед коммерческий, то приоритетом его деятельности является зарабатывание денег. Массовое катание — это песок и грязь на льду, его качество не соответствует никаким нормам, а занятия на нем не гарантируют ни безопасности, ни результата. К примеру, в шорт-треке скорость бега на катке — 50 км/ч, расстояние до борта — 3 м. Любая песчинка на льду — это уже падение, что влечет за собой травму. Благополучно миновать удар о борт на скорости 50 км/ч под силу далеко не каждому.

Сергей Бродович: — Вспоминаю, как когда-то мы тренировались на столичном катке АТЕК после хоккеистов. Лед был после них как крошка. К слову, если раньше мы для снижения риска травматизма устанавливали на поворотах один слой матов, то теперь из-за некачественного льда ставим два слоя. Любая выбоина или трещина на льду — угроза получить тяжкие увечья.

А2
Теннисные корты с мертвой "коробкой"

— Мы коснулись темы ледовых арен. В Киеве есть знаменитый Ледовый стадион. Широкому кругу наших сограждан он стал известен в 2005 г., когда в один из выходных весь состав правительства во главе с Юлией Тимошенко "восстанавливал силы", катаясь на коньках на площадке стадиона. После чего были заверения, что арене будет уделено максимум внимания, полуразрушенную ледовую гордость страны полностью отремонтируют. Времени прошло с тех пор немало, а воз и ныне там. Более того, в интернете была информация, что на месте стадиона некая эстонская компания собиралась возвести аквапарк...

Сергей Бродович: — По вопросу Ледового стадиона ФКСУ очень активно вмешивалась, причем в разное время при разных правительствах, не обращая внимания на то, к какому политическому лагерю принадлежал тот или иной министр по делам семьи, молодежи и спорта. Мы стояли на защите этого стадиона, поскольку прекрасно осознаем, что второй такой арены, соответствующей всем мировым стандартам и позволяющей проводить полноценные соревнования по зимним видам спорта, уже никто не построит. Нынешняя же нуждается в серьезной реконструкции. Мы писали четырем премьер-министрам, чтобы нам помогли хотя бы соорудить холодильник для искусственного льда. О том, что арена — некрытая, даже не говорили.

Когда начались скандалы со стадионом, я встречался с некоторыми подрядчиками, планировавшими там заниматься разными строительствами. Требование федерации было одно — сохранение находящихся на территории стадиона детско-юношеских спортшкол (ДЮСШ) и ледовой арены. Это было основное и единственное условие, при котором ФКСУ была согласна не препятствовать работе подрядчиков.

Виталий Маковецкий: — К сожалению, на сегодняшний день создается впечатление, что государство осуществляет целенаправленные действия, чтобы этого стадиона не было вообще. На его территории уже построены крытые теннисные корты, подводятся коммуникации и т. д. Два года назад была возведена очередная нестандартная хоккейная «коробка». Строилась она по причине закрытия на реконструкцию НСК "Олимпийский", а фигуристам и шорт-трековцам надо было где-то тренироваться. Но не рассчитали с размерами, не вписались еще в какие-то там требования. Так по сей день эта "коробка" пустой и стоит.

И поэтому "Льдинка" остается единственным "стандартным" местом для занятий. Но поскольку там готовятся сборные по всем "ледово-коньковым" видам спорта, она очень перегружена и для полноценных тренировок тоже по большому счету не годится.

Причина же всей этой эпопеи с Ледовым стадионом на поверхности: территория спорткомплекса — 17 га, расположен он у хорошей транспортной развязки. Чем не лакомый кусок?

А3
"Халтура" между соревнованиями

Во все времена призеры Олимпийских игр повышали престиж государства и заслуживали повышенного внимания к себе. Но вряд ли медальная вывеска даже из самого дорогого металла способна отвлечь от бед, разъедающих наш спорт изнутри.

— К сожалению, у нас извращенный подход к Олимпийским играм, — продолжает Сергей Бродович. — Основной принцип олимпийского движения гласит: главное — не победа, а участие. У нас же многие ставят во главу угла систему "медалей, да побольше". Вообще Украина очень достойно в последнее время выступает на Олимпиадах. Но не благодаря государству, а вопреки.

Создается впечатление, что от некоторых видов спорта держава просто хочет тихо избавиться. Никто не заявляет об этом открыто, но действия некоторых чиновников говорят сами за себя. Только и слышно, мол, потерпите, мы вам поможем. Но о каком развитии может идти речь, если нет льда, комбинезонов, коньков?

Любой вид спорта требует финансирования. Ведь чтобы он успешно развивался, нужны соответствующие условия для достойной смены поколений. Тренер получает такие гроши, что плакать хочется. Задаешься вопросом: как на такую зарплату можно жить?

Виктор Харламов: — Но вопрос даже не в зарплате, хотя это деталь немаловажная. Спортивные школы сегодня вообще не финансируются. Если в союзные времена были учебно-тренировочные сборы, спортивные лагеря, обеспечение экипировкой, то сейчас деньги выделяются исключительно на зарплату тренерам. Материально-техническая база плачевная, экипировка и коньки еще с советских времен. Исключение составляют единичные школы, где руководители и тренеры, используя личные контакты, могут с кем-то о чем-то договариваться и получать символическое финансирование на учебно-спортивную работу.

К примеру, Киевская областная СДЮШОР по конькобежному спорту и шорт-треку на протяжении пяти лет на учебно-спортивную работу не получает ни копейки.

Начинать надо с нуля. Ведь у нас есть фактически один-два крепких спортсмена, которых мы всеми правдами и неправдами "тащим" на Олимпийские игры. А больше никого нет. И не будет, если ничего не менять.

Виталий Маковецкий: — В основном сейчас в конькобежном спорте ребята, которые воспитаны без льда. Все делается исключительно благодаря энтузиазму, неимоверным усилиям руководства ФКСУ. В этой ситуации наши воспитанники еще показывают мало-мальски приличные результаты.

Поэтому мы не понимаем, когда по годовым итогам Министерство по делам семьи, молодежи и спорта выставляет нам за работу неудовлетворительную оценку. Государство, мол, тратит на нас деньги, а мы такие нехорошие, результат не показываем. А тратит на конькобежный спорт государство аж 80 тыс. грн. в год. В соседней Беларуси, к примеру, только Минск выделяет на спортсменов 150 тыс. долл. в год, Могилев — примерно 270 тыс. долл. Общая же сумма на нужды конькобежцев приближается к 1 млн. долл. И это при том, что Беларусь — отнюдь не лидирующая в конькобежном спорте страна. Со времен Игоря Железовского, шестикратного чемпиона мира по спринтерскому многоборью, там лишь относительно недавно появилась Анжела Котюга, показывавшая результаты на чемпионате мира пять лет назад. Но в перспективе громкие имена в Беларуси еще будут. Ведь держава вкладывает в спорт серьезные деньги.

Что касается России, то там в будущем сезоне на расходы конькобежцев предложена сумма в 3 млн. долл. А мы ведь боремся с ними на равных!

Вообще смысл разделения у нас зимних видов спорта на приоритетные и неприоритетные можно сравнить с ситуацией, когда в многодетной семье родители решают, что вот эти пять детей приоритетные, на их развитие надо тратить деньги, а другие пять — неприоритетные, они пусть довольствуются малым. Но это же верх абсурда. Как можно разделять семью? Так же и в спорте: все дисциплины — это одна большая семья.

Конькобежный спорт вместе с шорт-треком считается самым медалеемким, на Олимпийских играх в нем разыгрывается 20 комплектов медалей, т. е. каждая 4-я награда.

Если нет четкой государственной программы развития спорта, то все подобные разделения ни к чему хорошему не приведут. И результативность дисциплин, считающихся приоритетными, будет просто умирать.

Ну и, конечно, в сложившейся финансовой ситуации невозможно избежать оттока кадров за рубеж. Классический пример — отъезд в Россию заслуженного тренера Украины Виктора Григорьева. В соседней стране ему гарантировали нормальные условия для жизни и работы, на которые он не мог рассчитывать в родной Шостке (Сумская обл.): достойная зарплата, оплачиваемая государством квартира, отсутствие проблем со льдом. Вместе с ним уехала его семья, в том числе и сын мастер спорта международного класса по шорт-треку Владимир Григорьев, который, кстати, нес флаг Украины на церемонии открытия Олимпиады-2006 в Турине.

А4
— Нельзя не заметить, что в южных странах, в частности в Австралии, Южной Корее, конькобежный спорт и шорт-трек находятся на достаточно высоком уровне, дела там обстоят гораздо лучше, чем у нас, в северных широтах.

Сергей Бродович: — Опять же, спорт — это имидж государства, здоровье нации. И нельзя это рассматривать как частную лавочку какого-то президента, вице-президента и т. д. Именно так подошли к спортивному вопросу Китай, Корея и другие страны. И если бы наши чиновники так же заботились об имидже страны, как о своем собственном, то у нас все было бы как минимум ничуть не хуже, чем у тех же китайцев.

Я общался с представителями власть имущих, и некоторые мне говорили: вы же бизнесмен, давайте, мол, сделайте реконструкцию Ледового стадиона. Я говорю: извините, но этим должно государство заниматься. Как они себе это представляют?

— Способ в принципе проверенный. Вы делаете за свой счет реконструкцию, а мы потом найдем законный предлог у вас это забрать...

— Да, такое тоже известно. Тем не менее мы делаем все что можем, но наши возможности тоже не безграничны. Если государство и дальше будет продолжать подобную политику, если наши спортсмены станут в перерывах между соревнованиями за границей зарабатывать себе на жизнь разного рода "халтурами" (что, увы, не редкость), от конькобежного спорта не останется ничего. Люди, конечно, не умрут, но коньки точно придется "отбросить".

Детско-юношеские спортивные школы по конькобежному спорту:
Киев и Киевская обл.

Городская СДЮШОР по зимним видам спорта (Киев, просп. Глушкова, 9а, тел. (044) 526-1191).
Областная СДЮШОР по конькобежному спорту и шорт-треку (Киев, просп. Глушкова, 9а, тел. (044) 526-3333).
Харьковская обл.
Городская СДЮШОР (Харьков, просп. Маршала Жукова, 2, тел. (057) 754-8948).
Школа высшего спортивного мастерства (ШВСМ). (Харьков, ул. Динамовская, 5а, тел. (057) 702-1684).
Училище олимпийского резерва (УОР). (Харьков, ул. Померки, 27, тел. (057) 315-1294).
Сумская обл.
ДЮСШ "Свема" (Шостка, ул. Кирова, 20, тел. (05449) 21-273).

Евгений САВЧУК
Еженедельник 2000.net.ua
http://www.2000.net.ua/



 
Вернуться к списку статей
рус
©Бродович С.В., 2005-2007. Разработка веб-сайта - ©J.K.®Design, 2007.